Имеете ли Вы медицинское
образование
Ответьте на следующий вопрос
Метабиотики это:
Вход запрещен
БАД, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ

БАКТИСТАТИН

создан для здорового кишечника!

БАКТИСТАТИН® в отличие от других1 содержит 3 компонента – природный сорбент, метаболиты полезных бактерий, которые усиливают действие пребиотика и помогают поддержать собственную микрофлору кишечника в норме!

Метаболиты Bacillus
subtilis2
Природный сорбент
цеолит3
Пребиотический компонент - гидролизат соевой муки

РЕКОМЕНДАЦИИ К ПРИМЕНЕНИЮ

Возраст Дозировка Частота
Взрослым 2 капсулы 2 раза в день
Детям с 6 лет 1 капсула 2 раза в день во время еды

МЕТАБИОТИКИ4

— это активные метаболиты (продукты жизнедеятельности или структурные компоненты) пробиотических бактерий, способствующие росту полезной микрофлоры кишечника здорового человека.

точная химическая структура, хорошая дозированность, высокая безопасность
могут применяться с первого дня приема антибиотиков
не вступают в антагонистические взаимоотношения с собственной микрофлорой человека
не подвержены воздействию агрессивной среды ЖКТ
отсутствует риск передачи антибиотикорезистентности
начинают действовать сразу
не требуют хранения в холодильнике
способствуют нейтрализации патогенной и условно патогенной микрофлоры, полноценному пищеварению и укреплению иммунитета

ПРИМЕНЕНИЕ МЕТАБИОТИКОВ

во время и после курсов антибиотикотерапии
при дисбактериозах различного происхождения
при отравлениях
при кишечных инфекциях
при диарее путешественника
при акне и угрях
при аллергических и дерматологических заболеваниях

ИСТОРИЯ

эволюции пробиотической концепции

1960

ПРОБИОТИКИ

Чужеродные живые микроорганизмы, подселяемые в кишечник

1980

ПРЕБИОТИКИ

Источник питания, способствующий развитию собственной микрофлоры человека

1990

СИНБИОТИКИ

Комбинация пребиотиков и пробиотиков

XXI

МЕТАБИОТИКИ

Катализатор роста своей микрофлоры. Совершенно иной принцип действия

Метабиотики - результат естественной эволюции пробиотической концепции*

НАГРАДЫ И МЕДАЛИ БАКТИСТАТИНА

Медаль им. И.И. Мечникова

«За вклад в укрепление здоровья нации»

Медаль им. П. Эрлиха

"За выдающиеся достиженния в профилактической и социальной медицине"

Золотая медаль «Архимед-2007»

За изобретение "Бактистатин"

МИКРОБИОМ

МИКРОБИОМ ВНУТРИ НАС5

Состав нормальной микрофлоры кишечника, а также взаимодействие микроорганизмов между собой, оказывает влияние практически на все аспекты жизни: настроение, самочувствие, подверженность инфекционным заболеваниям

Снижает аллергические реакции при контакте с животными

В рамках семьи микробиом схож

У каждого человека своя микрофлора

В человеческом организме обитает свыше 10 тысяч видов различных микробов, общим весом около 3,5 кг

Влияет практически на все жизненно важные процессы и функции организма

В среднем в теле человека находится 30 трлн собственных клеток и 40 трлн бактерий!

ГДЕ КУПИТЬ

БАКТИСТАТИН® можно приобрести в аптеках во всех регионах России
Уточняйте наличие на сайте

Специалистам

Исследования

Статьи

Острые кишечные инфекции
Возможности совершенствования лечения инвазивных острых кишечных инфекций у детей

Актуальность:

  • Острые кишечные инфекции (ОКИ) - это группа инфекционных заболеваний, вызываемых бактериями или вирусами и характеризующееся поражением желудочно-кишечного тракта с развитием симптомов токсикоза и дегидратации
  • Острые кишечные инфекции в структуре детских инфекционных заболеваний занимают 2-е место
  • Острые кишечные инфекции в структуре детской смертности занимают 4-е место
  • Недостаточная эффективность традиционного этиотропного лечения острых кишечных инфекций
  • Отсутствие согласованных подходов к терапии
  • Риск формирования хронических гастроэнтерологических заболеваний

Место проведения:

г. Санкт-Петербург, кафедра инфекционных болезней у детей государственной педиатрической медицинской академии, ФГУ «НИИ детских инфекций ФМБА России»

Главный исследователь:

Бехтерева М.К.

Опубликовано:

Материалы конференции «Старые» и «новые» инфекции у детей в современных условиях, 2011
«Современные подходы к рациональной терапии бактериальных диарей», «Лечащий врач», 2014 г

Цель исследования:

Открытое сравнительное исследование эффективности Бактистатин и Хилак-форте в лечении детей, больных кишечными инфекциями бактериальной этиологии и влияния на микробиоценоз

Количество пациентов: 50 человек (6-18 лет, средний возраст 9 лет)

Терапия:

1-я группа (n=25) базисная терапия (оральная регидратация или инфузионная терапия, диетотерапия, антибактериальные препараты по показаниям), Бактистатин 1 капсула 2 раза в день,
2-я группа (n=25) базисная терапия (оральная регидратация или инфузионная терапия, диетотерапия, антибактериальные препараты по показаниям) Хилак-форте

Длительность лечения: 7 дней

Выводы исследователей:

Включение в терапию Бактистатин:

  • устраняет симптомы функциональных расстройств ЖКТ;
  • способствует сокращению сроков заболевания;
  • предотвращает затяжное течение инфекции;
  • препятствует длительному выделению возбудителя;
  • является основой профилактики рецидивов заболевания;
  • приводит к нормализации микробного пейзажа толстой кишки;
  • снижает риск развития аллергических проявлений
Хронический панкреатит
Опыт применения пробиотика «Бактистатин» в терапии хронического панкреатита

Актуальность:

  • В терапии хронического панкреатита с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы основную роль играют ферментные препараты, которые назначаются пожизненно.
  • У пациентов, получающих ферментные препараты, эффект лечения может быть недостаточным или отсутствовать, что проявляется сохранением симптомов диспепсии

Основные причины отсутствия эффекта:

  • Недостаточная доза препарата
  • Инактивация препаратов в желудке или двенадцатиперстной кишке в следствие ее «закисления»
  • Инактивация и разрушение ферментов микроорганизмами кишечника при нарушении кишечного микробиоценоза

Место проведения:

г. Москва, «Учебно-научный медицинский центр», Управления делами Президента РФ

Главный исследователь:

Ардатская М.Д., Минушкин О.Н.

Опубликовано:

Журнал «Фармация» №3, 2006

Цель исследования:

Оценить клиническую эффективность Бактистатин у больных хроническим панкреатитом с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы

Количество пациентов: 30 человек

Терапия:

1-я группа (n=15) ферментозависимая терапи (мезим- форте, пензитал) в среднесуточной дозе 20 000 ЕД липазы, Бактистатин 2 капсулы 2 раза в день
2-я группа (n=15) ферментозависимая терапия (мезим- форте, пензитал) в среднесуточной дозе 20 000 ЕД липазы

Длительность лечения: 21 день

Выводы исследователей:

  • Включение в терапию Бактистатин значительно повышает эффективность коррекции внешнесекреторной недостаточности ПЖ у больных ХП и приводит к более быстрому купированию симптомов кишечной диспепсии (в среднем к 7-му дню терапии)
  • Использование Бактистатин в комплексном лечении внешнесекреторной недостаточности ПЖ сопровождается более выраженным повышением показателей фекальной эластазы в основной группе по сравнению с контрольной
  • Бактистатин является эффективным средством для коррекции внутриполостной кишечной среды, что выражается изменением профиля короткоцепочных жирных кислот, значениями АИ (анаэробный индекс), уровня изокислот
Синдром раздраженного кишечника
Улучшение качества жизни больных с синдромом раздраженного кишечника на фоне приема пробиотического комплекса

Место проведения:

г. Ижевск, кафедра факультетской терапии ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия Минздрава России»

Исследователь:

Шкляев А.Е. – доцент, д.м.н., профессор кафедры

Цель исследования:

Оценить эффективность и безопасность Бактистатин в комплексной терапии больных с СРК

Количество пациентов: 20 человек

Терапия:

Все пациенты получали монотерапию – Бактистатин внутрь по 1 капсуле во время еды 2 раза в день

Длительность лечения: 25 дней

Выводы исследователей:

  • В процессе лечения отмечено уменьшение интенсивности боли, причем через 2 недели от начала приема Бактистатина положительная динамика болевого синдрома была статистически достоверной.
  • В процессе лечения отмечено статистически значимое уменьшение выраженности диспептического синдрома через неделю от начала проводимого лечения, которое продолжалось на протяжении всего курса терапии Бактистатином.

Динамика показателей опросника SF-36 у обследованных:

  • Отмечена достоверная положительная динамика по шкалам социального и эмоционального функционирования
  • Отмечена положительная динамика по психологическому компоненту здоровья

Курсовая монотерапия пробиотическим комплексом Бактистатин обеспечивает купирование клинической симптоматики и повышает качество жизни пациентов, страдающих синдромом раздраженного кишечника.

Язвенный колит
Пробиотики и воспалительные заболевания кишечника:  оценка эффективности пробиотического комплекса «бактистатин» в терапии больных язвенным колитом

Место проведения:

г. Ставрополь, Ставропольский государственный медицинский университет

Исследователь:

В.В. Павленко

Цель исследования:

Оценить эффективность и безопасность Бактистатин в комплексной терапии больных язвенным колитом

Количество пациентов:Количество пациентов: 30 человек

Терапия:

1-я группа (15 пациентов) получали базисную терапию (месалазин, преднизолон, азатиоприн) в сочетании с Бактистатином по 1 капсуле 2 раза в сутки – 3 недели.
2-я группа больных ЯК получала только базисную терапию. Группу сравнения
3-я группа (10 больных) с билиарнозависимым хроническим панкреатитом получали заместительную ферментную терапию (панкреатин, спазмолитики, антисекреторные препараты в рекомендованных дозах + Бактистатин по 1 капсуле 2 раза в сутки)

Длительность лечения: 21 день

У всех исследуемых пациентов был выявлен дисбиоз преимущественно 1-й, 2-й и 3-й степени.

Выводы исследователей:

  • В 1-й и 3-й группах пациентов на фоне приема Бактистатина отмечено значительное снижение степени выраженности дисбактериоза или его полное исчезновение (при 1-й степени в сравнении со 2-й группой) (р<0,05).
  • во 2-й группе пациентов отмечалась слабоположительной динамика нормализации кишечного микробиоциноза в отсутствие пробиотика в комплексной терапии (р<0,05).
  • совместное использование базисных препаратов и Бактистатина при ЯК и билиарнозависимом панкреатите существенно повышало эффективность лечения этой патологии ЖКТ
Антибиотик-ассоциированная диарея
Эффективность применения пробиотиков на фоне антибактериальной терапии

Актуальность:

  • Даже короткие курсы антибактериальной терапи могут вызывать нарушения равновесия кишечной микрофлоры, и явиться причиной антибиотико-ассоциированной диареи (ААД).
  • Частота ААД приближается к 30%.
  • ААД могут вызывать все антибиотики, но особенно часто – ампициллин, клиндамицин, линкомицин, тетрациклин, эритромицин, цефотаксим, амоксициллин с клавулановой кислотой. При этом способ применения препарата особой роли не играет.
  • Препаратами выбора для профилактики осложнений могут стать средства, положительно влияющие на состояние кишечного микробиоценоза.

Место проведения:

г. Санкт-Петербург, кафедра внутренних болезней стоматологического факультета Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени И.П. Павлова

Исследователь:

Успенский Юрий Павлович - доктор медицинских наук, профессор.

Публикация:

ФАРМАТЕКА № 2 — 2015

Выводы исследователей:

  • При назначении Бактистатина® в сочетании с антибиотиками отмечается более быстрая и полная регрессия клинических симптомов, уменьшение частоты встречаемости побочных эффектов антибиотикотерапии, а также достоверное улучшение качества жизни больных, что, в свою очередь, способствует повышению
  • приверженности пациента к лечениюдополнительное использование Бактистатина® в схемах совместно с антибиотиками повышает ее эффективность лечения на 12%.
  • отмечено снижение частоты и выраженности побочных эффектов (дисбиоз кишечника, антибиотикассоциированная диарея) на 63%, по сравнению с группой не принимавших Бактистатин®.
Атопический дерматит
Обоснование и возможности применения пробиотиков в комплексном лечении атопического дерматита у детей

Актуальность:

  • Атопический дерматит представляет собой наследственное, иммуно–нейро–аллергическое, хроническое рецидивирующее воспалительное заболевание кожи, проявляющееся интенсивным зудом, высыпаниями, в сочетании с другими признаками атопии.
  • Атопический дерматит — мультифакторное заболевание, развитие которого тесно связано с генетическими дефектами иммунного ответа и отрицательными влияниями неблагоприятных воздействий внешней среды.
  • Атопический дерматит - частота в структуре кожных заболеваний, по разным данным, составляет от 20 до 40%
  • Атопический дерматит — частота встречаемости у детей – до 15-20% всего детского населения
  • Существует множество работ, посвященных эффективности применения пробиотиков различных групп и некоторых пребиотиков у пациентов самого разного возраста, страдающих атопическим дерматитом.

Место проведения:

г. Минск УО «Белорусский государственный медицинский университет» УЗ «Городской клинический кожно- венерологический диспансер»

Главный исследователь:

Барабанов А.Л., Милькото Н.А.

Опубликовано:

"Медицинская панорама", июнь 2014 г

Цель исследования:

Оценить клиническую эффективность Бактистатин в комплексном лечении детей, страдающих атопическим дерматитом

Количество пациентов: 35 человек (6-18 лет, средний возраст 11 лет)

Терапия:

1-я группа (n=20) стандартная терапия в соответствии с клиническими протоколами Бактистатин 1 капсула 2 раза в день
2-я группа (n=15) стандартная терапия в соответствии с клиническими протоколами

Длительность лечения: 14 дней

Выводы исследователей:

  • Использование в комплексном лечении атопического дерматита у детей и подростков Бактистатин является безопасным и эффективным
  • Позволяет достичь лучшего клинического результата за счет более выраженного снижения тяжести заболевания
  • Позволяет достичь скорейшего разрешения некоторых из основных клинических симптомов.
Микробная экзема
Оптимизация лечения больных с распространенными формами экземы

Актуальность:

  • Экзема является одним из наиболее распространенных хронических дерматозов и составляет 30—40% в структуре всех кожных нозологий
  • У больных с хроническими дерматозами выявлена четкая взаимосвязь дисбиотических нарушений в кишечнике с клиническими проявлениями кожных заболеваний
  • Микробную экзему относят к аллергодерматозам в виду своеобразной аллергической реакции сенсибилизированной кожи на продукты распада микроорганизмов и их токсины, развивающейся на фоне длительно существующего пиогенного очага при нарушении важнейших регуляторных систем организма

Место проведения:

г. Уфа, кафедра дерматовенерологии с курсами дерматовенерологии и косметологии ИПО БГМУ

Главный исследователь:

Хисматуллина З.Р.

Опубликовано:

«Врач», №4, 2015 г

Цель исследования:

Оценить эффективность и безопасность Бактистатин в комплексной терапии больных с распространенными формами микробной экземы

Количество пациентов: 50 человек

Терапия:

1-я группа (n=25) стандартная терапия в соответствии с клиническими протоколами Бактистатин по 2 капсулы 2 раза в день 14 дней
2-я группа (n=25) стандартная терапия в соответствии с клиническими протоколами (антигистаминные препараты, системный антибиотик, десенсибилизирующие средства и препараты наружного применения –1–2% растворы анилиновых красите-лей, антибактериальные наружные средства)

Длительность лечения: 14 дней

Методы обследования:

  1. индекс шкалы симптомов (EASI),
  2. стандартные методы анализа на дисбиоз кишечника, рекомендованные МНИИЭМ им. Г.Н. Габричевского
  3. оценка нежелательных явлений

Степень тяжести и распространенность экзематозного процесса, а также эффективность терапии оценивали на 10-й и 18-й дни лечения.

Выводы исследователей:

  • Обеспечивает лечебный эффект у больных с изначальными лабораторными нарушениями микробного пейзажа кишечника
  • Позволяет избежать побочных эффектов системных антибиотиков на микрофлору кишечника
  • Помогает достичь лучшего клинического результата за счет более выраженного снижения степени тяжести заболевания.
Кандидоз органов пищиварительного тракта
Необходимость применения метабиотиков в комплексной терапии больных с кандидозом органов пищеварительного тракта

Место проведения:

г. Москва, Научно-практический Центр дерматовенерологии и косметологии ДЗ г. Москвы, ГКБ № 81

Исследователь:

Бурова С.А. – д.м.н., профессор, вице-президент академии микологии

Цель наблюдательного исследования – провести открытое сравнительное исследование эффективности и переносимости метабиотика «Бактистатин» в комплексной терапии больных грибковыми инфекциями желудочно-кишечного тракта: кандидозным эзофагитом и кандидозным энтероколитом.
Оценить влияние метабиотика «Бактистатин» на микробиоценоз кишечника.

Больных рандомизировали на 2 группы в зависимости от схемы лечения:

  • Антимикотики с Бактистатином;
  • Антимикотики без Бактистатина.

Всем больным проводили селективную деконтаминацию современными эффективными противогрибковыми препаратами направленного действия:

  • Флуконазол ( 26 больных),
  • Пимафуцин (8 больных),
  • Эраксисом (6 больных).

Выводы исследователей:

  1. Включение Бактистатина в комплексное лечение кандидозного эзофагита и кандидозного энтероколита в открытом сравнительном исследовании приводило к повышению эффективности лечения по сравнению с контрольной группой.
  2. Бальная оценка клинических симптомов при К.эзофагит до лечения соответствовала- 355, после антимикотического лечения без Бактистатина -123, после антимикотического лечения с Бактистатином – 60.
  3. Бальная оценка клинических симптомов при К.энтероколите до лечения соответствовала-645, после антимикотического лечения без Бактистатина -317, после антимикотического лечения с Бактистатином – 120.
  4. Применение Бактистатина в комплексном лечении кандидоза ЖКТ существенно влияло на восстановление микробиоценоза толстой кишки, за счет увеличения бифидо- и лактобактерий и уменьшения энтеробактерий, неферментирующих бактерий.
  5. Эффективность Бактистатина продемонстрирована также в элиминации грибковой флоры в кишечнике
Эффективность Бактистатина в лечении постинфекционного синдрома раздраженного кишечника

Целью исследования явилась оценка эффективности Бактистатина в лечении постинфекционного синдрома раздраженного кишечника (ПИ-СРК). Обследовано 40 пациентов с ПИ-СРК. Для оценки микрофлоры кишечника проводились посевы кала и водородный дыхательный тест. К концу 4-недельного курса Бактистатина была достигнута устойчивая клиническая ремиссия ПИ-СРК. В посевах кала снизились уровни условно-патогенной микрофлоры, повысилось до нормы количество бифидо- и лактобактерий, нормализовались показатели водородного дыхательного теста. Бактистатин оказывает хороший терапевтический эффект при лечении больных ПИ-СРК, способствует восстановлению нормальной кишечной микрофлоры и улучшению клинических симптомов.

Ключевые слова: постинфекционный синдром раздраженного кишечника, микрофлора кишечника, Бактистатин.

Синдром раздраженного кишечника (СРК) считается одним из самых распространенных функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Во всем мире приблизительно 9,8–12,8% взрослого населения, преимущественно женщины, имеют симптомы, соответ ствующие СРК. Пик заболеваемости приходится на самый активный трудоспособный возраст – 24–41 год [1]. В 2016 г. были представлены новые Римские критерии IV для диагностики СРК: наличие рецидивирующей абдоминальной боли не реже 1 дня в неделю на протяжении последних 3 мес с началом симптомов за 6 мес до постановки диагноза, которая ассоциирована с двумя и более симптомами и связана с: 1) дефекацией; 2) изменением частоты стула; 3) изменением формы стула. Дополнительными симптомами являются: патологическая частота стула (<3 раз в неделю или >3 раз в день); патологическая форма стула (комковатый/твердый или жидкий/водянистый); натуживание при дефекации; императивный позыв или ощущение неполного опорожнения кишечника; выделение слизи и вздутие живота [2]. Согласно Римским критериям III, в зависимости от преобладания того или иного типа нарушений стула предлагается выделять следующие типы СРК:

  • с запором, при наличии твердого или бобовидного кала более чем в 25% случаев из общего числа опорожнений кишечника, однако допускается и наличие разжиженного (кашицеобразного) или водянистого кала менее чем в 25% случаев из общего числа опорожнений кишечника;
  • с диареей, для этого типа характерно наличие кашицеобразного или водянистого кала более чем в 25% случаев из общего числа опорожнений кишечника, однако допускается и наличие твердого или бобовидного кала менее чем в 25% случаев из общего числа опорожнений кишечника; Контактная информация: Агафонова Наталья Анатольевна, kafgastro@mail.ru Синдром раздраженного кишечника Лечебное дело 3.2017 29
  • смешанного типа, при котором имеет место чередование твердого или бобовидного кала и кашицеобразного или водянистого кала в 25% случаев и более из общего числа опорожнений кишечника;
  • неклассифицированный СРК при недостаточной выраженности отклонений консистенции кала для вышеуказанных типов [3].

Диагноз СРК устанавливают на основании жалоб пациента (соответствие Римским критериям IV), анамнеза, клинической картины, физикального осмотра, минимального количества лабораторных тестов и методов инструментальной диагностики при необходимости их проведения. В процессе постановки диагноза должны быть исключены другие заболевания кишечника, кроме дивертикулярной болезни (воспалительные заболевания кишки, целиакия, лактазная и фруктозная недостаточность, микроскопический колит и др.); заболевания других органов пищеварения и других органов и систем, при которых имеют место функциональные расстройства кишечника; прием лекарственных препаратов, влияющих на функцию кишечника.

Пусковыми факторами CРК признаны воспаление и инфекция ЖКТ, пищевая непереносимость, хронический стресс, дивертикулит, хирургические вмешательства. Указание на перенесенную инфекцию у пациентов с СРК позволило выделить особую форму постинфекционного CРК (ПИ-СРК). Связь острых кишечных инфекций (ОКИ) и последующего формирования СРК была выявлена в ретроспективном анализе исследований G.T. Stewart еще в 1950 г. Было обнаружено, что у 24–32% больных, перенесших ОКИ, вызванные различными кишечными возбудителями, такими как Campylobacter, Salmonella, диарейные штаммы Escherichia coli, Shigella, Entamoeba histolytica, Yersinia, Cryptosporidium, Legionella, в последующие 3 мес развивался СРК-подобный синдром, получивший впоследствии название ПИ-СРК [4, 5]. На долю заболевания приходится 6–17% всех случаев СРК; ПИ-СРК может развиться у каждого 3-го больного, перенесшего ОКИ [6, 7]. В проспективных исследованиях по изучению анамнеза пациентов, проходивших лечение по поводу острого гастроэнтерита, было выявлено, что формированию ПИ-СРК в большей степени подвержены женщины с психоневротическими чертами, имеющие длительный эпизод острого заболевания, проявляющийся диареей, и получающие лечение антибиотиками. К независимым факторам риска формирования ПИ-СРК относится наличие до ОКИ органического заболевания ЖКТ, а также длительный прием антибиотиков [8].

К настоящему времени получены убедительные доказательства того, что микрофлора фекалий у больных с СРК, и особенно с ПИ-СРК, существенно отличается от микрофлоры у здоровых людей: выявлены значительные различия в содержании некоторых родов бактерий в разных библиотеках клонов. При помощи современных иммунологических методов и полимеразной цепной реакции обнаружена новая форма взаимодействия организма с патогенной микрофлорой – длительная персистенция маркеров кишечных инфекций, что приводит к формированию и поддержанию дисбиоза. Установлено, что при взаимодействии патогенной микрофлоры с иммунными механизмами защиты организма снижаются их вирулентные свойства и возбудитель приобретает способность к длительной персистенции в организме больного. Усиливается атака антигенами организма, что, в свою очередь, приводит к еще более выраженному нарушению иммунного ответа и созданию условий для роста условно-патогенной микрофлоры. При этом нарушается микробное пищеварение, повышается проницаемость кишечной стенки под влиянием продуктов метаболизма условно-патогенной микрофлоры, формируется воспаление слизистой оболочки кишки [9].

Наличие иммунного воспаления слизистой оболочки кишечника низкой степени активности у больных с СРК связывают либо с патологической реакцией на нормальную 30 Результаты исследований Лечебное дело 3.2017 флору, либо с ответом на количественные или качественные изменения внутрипросветной кишечной микрофлоры в условиях дефицита противовоспалительных и повышенного уровня провоспалительных цитокинов, в частности интерлейкина-1β, интерлейкина-10, фактора некроза опухоли [10]. Воспаление в слизистой оболочке кишечника у пациентов с ПИ-СРК сопровождается увеличением количества Т-лимфоцитов, тучных клеток, высвобождающих медиаторы воспаления, и энтерохромаффинных клеток, производящих и запасающих серотонин, который усиливает перистальтику и секреторную активность кишечника. Установлено, что увеличение количества энтерохромаффинных клеток у больных ПИ-СРК сопровождается диареей и более высоким уровнем постпрандиального серотонина в плазме крови.

Важно указать на ведущую роль серотонина в формировании висцеральной гиперчувствительности у больных с СРК, так как он является одним из основных медиаторов, участвующих в ноцицептивной передаче и регуляции потока болевых импульсов в центральной нервной системе. Полагают, что серотонин может играть роль фактора роста для некоторых видов симбиотических микроорганизмов, усиливая бактериальный метаболизм в толстой кишке. Накопленные к настоящему времени результаты исследований позволили предложить новое объяснение висцеральной гиперчувствительности у больных с СРК, согласно которому болевые ощущения могут быть следствием повреждения энтеральной нервной системы из-за наличия воспаления низкой степени активности вблизи нервных стволов и расстройства функционирования гипоталамо-гипофизарно-адреналовой системы в условиях измененного состава бактериальной микрофлоры кишечника, в том числе в результате перенесенной кишечной инфекции [11–13].

Для подтверждения диагноза ПИ-CРК предложено использовать следующие клинико-лабораторные критерии:

  • упоминание в анамнезе ОКИ, предшествовавшей заболеванию;
  • обнаружение маркеров ОКИ в биологических средах больного;
  • признаки дисбиоза в бактериологических посевах кала;
  • избыточный бактериальный рост в тонкой кишке;
  • снижение напряженности иммунитета;
  • положительный эффект терапии биологически активными препаратами, пре- и пробиотиками [6].

Известно, что СРК сопровождается развитием моторных нарушений двух типов – гипермоторной (СРК с диареей) или спасти ческой (СРК с запором) дискинезии, проявляющейся болевым синдромом. При этом в той или иной степени создаются условия для нарушения состава кишечной микрофлоры. Так, ускоренный транзит химуса по кишке, обусловленный повышением двигательной активности продольного мышечного слоя (гипермоторная дискинезия), сопровождается диареей. Основные патогенетические последствия быстрого транзита химуса сводятся к нарушению процессов гидролиза и всасывания компонентов пищи, что приводит к повышению осмолярности кишечного содержимого за счет уменьшения времени контакта ингредиентов пищи с ферментами, формированию синдрома избыточного бактериального роста (СИБР) в тонкой кишке, увеличению содержания в толстой кишке желчных кислот, а также коротко- и среднецепочечных жирных кислот; накоплению в кишке раздражающих субстанций.

Замедленный транзит химуса за счет гипертонуса циркулярной мускулатуры толстой кишки (спастическая дискинезия) сопровождается запором. Основные патогенетические последствия спастической дискинезии при запоре включают повышение внутрипросветного давления не только в толстой, но и в тонкой и двенадцатиперстной кишке, а также в желудке, что лежит в основе развития сопутствующих функциональных заболеваний при СРК (гастроСиндром раздраженного кишечника Лечебное дело 3.2017 31 эзофагеальной рефлюксной болезни, функциональной желудочной диспепсии, функционального нарушения сфинктера Одди и др.). Длительный стаз кишечного содержимого создает условия для нарушения количественного и качественного состава кишечной микрофлоры в толстой кишке и ретроградного поступления толсто кишечной флоры в тонкую кишку [14].

Наличие СИБР в тонкой кишке играет значительную роль в формировании клинических проявлений у больных ПИ-СРК. Толстокишечная микрофлора, обладающая свойствами условно-патогенной флоры, при проникновении в тонкую кишку вызывает нарушение барьерной функции, повышение проницаемости и воспалительные изменения слизистой оболочки; нарушение работы пищеварительных ферментов в просвете кишки; расстройство секреции воды и электролитов [15]. Установлено, что клиническая картина ПИ-СРК характеризуется болевым синдромом и преобладанием диареи с более редкими психическими расстройствами по сравнению с типичным СРК [16].

В настоящее время не существует эффективной схемы лечения пациентов с CРК, которая обеспечивала бы длительную ремиссию заболевания. Лечение ПИ-СРК, как правило, симптоматическое и включает в себя диетические рекомендации, средства, предназначенные для купирования боли, метеоризма, нарушений стула, психотерапию. Диетические рекомендации направлены на исключение продуктов, провоцирующих нарушение стула и метеоризм. В Римских критериях IV обсуждается целесообразность использования диеты low-FODMAP (Fermentable, Oligo-, Di-, Mono-saccharides And Polyols – ферментируемые олиго-, ди-, моносахариды и полио лы). Ограничение содержания углеводов, относящихся к группе FODMAP, как было продемонстрировано в различных исследованиях, оказывает положительное действие при СРК и других функциональных заболеваниях ЖКТ [17].

Нарушение микрофлоры и ее возможное участие в большинстве патофизиологических механизмов не только ПИ-СРК, но и СРК делает микробиоту перспективной терапевтической мишенью. Для коррекции микрофлоры при ПИ-СРК используются пробиотики, пребиотики и метабиотики в качестве самостоятельного курса или после проведения антибактериальной терапии. Особого внимания в этом ряду заслуживает метабиотик Бактистатин.

Бактистатин состоит из трех компонентов, взаимно усиливающих действие друг друга. Основой препарата являются биологически активные метаболиты бесклеточной культуральной жидкости бактерии Bacillus subtilis штамм 3, природный сорбент цеолит и пребиотический компонент – гидролизат соевой муки:

  • метаболиты, входящие в состав Бактистатина, подразделяются на метаболиты с антибактериальной активностью (бактериоцины, лизоцим), метаболиты с ферментной активностью (гидролитические энзимы) и иммуноактивные факторы;
  • цеолит – природный сорбент, который обладает ионообменными свойствами, избирательно сорбирует и выводит токсины и аллергены, не вступая при этом во взаимодействие с витаминами, аминокислотами, белками и другими полезными веществами. Ионы, содержащиеся в организме, могут включаться в кристаллическую структуру минерала, и наоборот, из минерала организм получает те неорганические элементы, в которых испытывает потребность. Происходит так называемый селективный ионообмен;
  • гидролизат соевой муки обеспечивает благоприятные условия для роста и восстановления нормальной микрофлоры кишечника. Генетически модифицированные линии сои при производстве препарата не используются.

Бактистатин рекомендован для нормализации микрофлоры кишечника при острых и хронических заболеваниях ЖКТ с явлениями дисбактериоза, при дисбактериозах, 32 Результаты исследований Лечебное дело 3.2017 возникающих при СРК, вследствие антибиотикотерапии, после перенесенных кишечных инфекций [18].

Нами проведено открытое исследование по оценке эффективности Бактистатина в лечении 40 пациентов с ПИ-CРК. Исследование проводилось в 2016 г. на базе консультативно-диагностического центра “Измайловский” при Национальном медикохирургическом центре им. Н.И. Пирогова.

Материал и методы

В группу лечения было отобрано 40 пациентов (11 мужчин, 29 женщин) с ПИ-СРК в соответствии с Римскими критерия ми IV и критериями ПИ-СРК [2, 6]. Возраст больных находился в пределах 20–35 лет (средний возраст 25 ± 3 года). В анамнезе у всех больных имелся документально подтвержденный эпизод перенесенной ОКИ. Оценку болевого синдрома и вздутия живота осуществляли при помощи визуальной аналоговой шкалы (ВАШ). Для выявления нарушений пищеварения и оценки микрофлоры толстой кишки проводили копрологическое исследование и анализ кала на дисбактериоз.

Микробиологическое исследование фекалий с качественной и количественной оценкой состояния микробиоценоза кишечника проводилось по общепринятым методикам, при этом выделяли дисбиоз I степени – дефицит представителей индигенной флоры, II степени – появление Е. coli с измененными свойствами (гемолизирующей и лактозонегативной, со сниженной ферментативной активностью), III степени – избыточный рост условнопатогенной микрофлоры (Acinetobacter, Citrobacter, Clostridium perfringens и др.).

Наличие СИБР в тонкой кишке определяли при помощи водородного дыхательного теста с нагрузкой лактулозой с использованием анализатора концентрации ионов водорода в выдыхаемом воздухе EC60 Gastrolyzer (Bedfont Technical Instruments Ltd., Великобритания). Положительным тест считали при повышении концентрации ионов водорода >20 частиц/млн. Исследования проводили до и после окончания курса терапии (через 4 нед). В период отбора, до включения в исследование (1-я неделя) пациенты получали спазмолитик (мебеверин по 200 мг 2 раза в сутки), смекту при диарее (по 1 порошку после жидкого стула) или форлакс при запоре (1–2 пакетика). После включения в исследование все пациенты получали Бактистатин по 2 капсулы 2 раза в день во время еды в течение 4 нед в виде монотерапии.

Результаты исследования и их обсуждение

У всех больных, включенных в исследование, в клинической картине доминировали боли в животе, уменьшающиеся после стула. Интенсивность боли, измеренная при помощи ВАШ, находилась в пределах 5–9 см (баллов) и достигала в среднем 7 ± 1 балл. Больные жаловались также на систематическое вздутие живота, интенсивность ощущения которого достигала 6 ± 1 балл по ВАШ.

У 77,5% обследованных отмечался жидкий или кашицеобразный стул до 3–4 раз в сутки с императивными позывами. И только у 9 пациентов (22,5%) наблюдались запоры: стул фрагментированный, по типу овечьего 1 раз в 3 дня (табл. 1).

В посевах кала до лечения у большинства больных (60%) отмечалось снижение содержания бифидобактерий до 105 –106 колониеобразующих единиц (КОЕ)/г и/или лактобактерий до 104 –105 КОЕ/г. Превышение роста условно-патогенной микрофлоры более 103 КОЕ/г (дисбиоз III степени) выявлено у 5 больных (12,5%) (табл. 2). У 31 больного (77,5%) отмечалось повышение концентрации водорода в выдыхаемом воздухе натощак до 25 ± 1 частица/млн, что являлось косвенным признаком избыточного роста бактериальной микрофлоры в тонкой кишке.

Таким образом, в обследованной группе превалировали пациенты с нарушением стула по типу диареи (77,5%). У всех больСиндром раздраженного кишечника Лечебное дело 3.2017 33 ных в посевах кала отмечалось качественное и количественное нарушение микрофлоры. У 77,5% пациентов выявлен СИБР в тонкой кишке. Полученные нами данные согласуются с результатами ранее проведенных исследований, подтверждающими роль изменений микрофлоры в формировании клинических симптомов СРК. В условиях измененной микрофлоры нутриенты в кишке подвергаются гнилостному разложению и активному брожению. Происходит бактериальный гидролиз белков с образова нием аммиака и кетоновых кислот, окисление жирных кислот, образование из углеводов короткоцепочечных жирных кислот, деконъюгация желчных кислот, что приводит к гиперосмолярности химуса и снижению всасывания воды и электролитов, формируя гиперосмолярную диарею.

Деконъюгированные соли желчных кислот, бактериальные токсины через активацию аденилатциклазы вызывают секреторную диарею. Повышенная продукция газов микрофлорой, возникающая вследствие воспаления и нарушения микроциркуляции в кишке, приводит к выраженному метеоризму. Метеоризм вызывает и усугубляет дистензионный болевой синдром (ноющая боль в нижней половине живота, пупочной области, уменьшающаяся после отхождения газов или дефекации) [19].

Опыт ведения пациентов с СРК свидетельствует о том, что у 80% больных с СРК и у 100% пациентов с ПИ-СРК эффективны мероприятия, направленные на нормализацию кишечной микрофлоры [20]. К концу 4-недельного курса лечения у всех больных, получавших Бактистатин, отмечалось значительное улучшение клинических показателей, характеризующих ПИ-СРК (см. табл. 1).

У 26 больных (65%) стихла боль в животе, у остальных 14 (35%) ее интенсивность значительно уменьшилась, составив 3 ± 1 балл по ВАШ. У большинства больных (85%) прекратилось или значительно уменьшилось (15%) вздутие живота. Среди больных с диареей (n = 31) нормализация стула была достигнута у 29 больных, у остальных пациентов стул стал более оформленным, снизилась его частота до 1–2 раз в сутки. У больных с запором нормализовались консистенция и частота стула. Примесь слизи в стуле сохранялась только у 5% больных, но не при каждой дефекации. После лечения наблюдалось уменьшение лабораторных признаков дисбиоза кишечника. В повторных посевах кала снизились уровни условно-патогенной микрофлоры и повысилось до нормы количество бифидои лактобактерий (см. табл. 2). Водородный дыхательный тест сохранялся положительным только у 2 пациентов (5%). Таким образом, на фоне лечения Бактистатином у пациентов с ПИ-СРК отмечалось значительное улучшение клинической симп томатики и лабораторных показателей. У большинства больных прекратились или уменьшились боли в животе, нормализовался стул, купировалось или значительно уменьшилось вздутие живота, исчезла примесь слизи в стуле. При исследовании микрофлоры кишечника показатели улучшились за счет подавления роста условно-патогенной микрофлоры, а в просвете тонкой кишки у большинства больных исчезли признаки избыточного бактериального роста.

Положительное действие Бактистатина у пациентов с ПИ-СРК обусловлено влиянием его компонентов на основные механизмы формирования симптомов СРК. Как указано выше, основу Бактистатина составляют синергично действующие компоненты: биологически активные метаболиты бесклеточной культуральной жидкости бактерии Bacillus subtilis штамм 3, природный энтеросорбент цеолит и пребиотический компонент гидролизат соевой муки.

Бактерицидное и бактериостатическое влияние Бактистатина на патогенные и условно-патогенные микробы обусловлено содержанием биологически активных метаболитов бактерий B. subtilis штамм а 3 с антибактериальной активностью, которые угнетают патогенные и условно-патогенные микроорганизмы, не влияя при этом на полезную микрофлору кишечника. Метаболиты B. subtilis штамма 3 с ферментативной активностью помогают полноценному пищеварению.

Пребиотический компонент Бактистатина – гидролизат соевой муки является естест венным источником полноценного белка и аминокислот, обеспечивает максимально благоприятные условия для роста собственной нормальной микрофлоры кишечника.

Природный сорбент цеолит обеспечи вает постепенное высвобождение дейст вующих компонентов, за счет чего поддерживается высокий уровень активности препарата на протяжении суток. Кроме того, он связывает и выводит токсины, проявляя сорбционные свойства преимущественно по отношению к соединениям с низкой молекулярной массой (метан, сероводород, аммиак и другие токсические вещества), способствует купированию вздутия и спазмов, повышает порог болевой чувствительности в кишке, снижает болевой синдром и нормализует моторику кишечника, восстанавливает стул.

Заключение

Метабиотик Бактистатин оказывает хороший терапевтический эффект при лечении больных с ПИ-СРК. Применение Бактистатина приводит к восстановлению фекальной кишечной микрофлоры, устранению СИБР в тонкой кишке, адсорбции раздражающих субстанций и газов в кишке, улучшению кишечного пищеварения, повышению порога болевой чувствительности, купированию болевого синдрома, нормализации моторики кишечника и стула.

Метабиотики: новая идея или естественное развитие пробиотической концепции

В Москве 13 сентября 2017 г. состоялся круглый стол по теме «Метабиотики: новая идея или естественное развитие пробиотической концепции», который был инициирован компанией «Штада». С докладами выступили: Л.Б. Лазебник, д.м.н., профессор кафедры поликлинической терапии лечебного факультета МГМСУ им. А.И. Евдокимова; Б.А. Шендеров, д.м.н., профессор, главный научный сотрудник Московского НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Г. Н. Габричевского; М.Д. Ардатская, д.м.н., профессор кафедры гастроэнтерологии Центральной государственной медицинской академии (ЦГМА) (бывш. Учебно-научного медицинского центра (УНМЦ)) Управления делами Президента РФ (УДП РФ)

Прежде всего выступающие продемонстрировали данные об эпидемиологии ожирения. В последние десятилетия отмечается неуклонный рост доли людей с избыточной массой тела в развитых и цивилизованных странах, причиной которого многие специалисты считают нездоровый образ жизни: малоподвижность и переедание. По статистике, в Российской Федерации избыточная масса тела наблюдается у 25–30% населения, ожирение – у 20%. Еще большую обеспокоенность вызывает тот факт, что избыточный вес регистрируется и у детей, при этом 30–50% из них страдают ожирением и во взрослом возрасте. Избыточная масса тела – это фактор риска развития атеросклероза, сердечно-сосудистых заболеваний, смертность от которых занимает ведущее место в большинстве стран мира.

Но действительно ли корень данной проблемы лежит в неправильном образе жизни? Или есть другие, скрытые причины? По мнению экспертов, основная причина кроется в дисбалансе микрофлоры кишечника – нормальной человеческой микрофлоры, которая имеет важнейшее биологическое значение для регулирования обмена веществ в организме, для поддержки иммунитета, а также напрямую влияющая на высшую нервную систему.

Л.Б. Лазебник в своем выступлении напомнил о том, что на здоровье человека влияет огромное множество факторов – начиная от характера родоразрешения, грудного или искусственного вскармливания, перенесенных заболеваний, принципов питания, физических нагрузок и заканчивая возрастом человека, принимаемыми лекарственными средствами, регионом проживания и многими другими. И все эти факторы также влияют на микробиоту кишечника.

Известно, что микрофлора желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) человека – это самостоятельная экосистема, в функции которой входят не только метаболические процессы, производство жизненно важных веществ, но и способность сохранять колонизационную резистентность, а также играть важную роль в профилактике инфекций.

В соответствии со своими питательными потребностями микроорганизмы занимают определенные экологические ниши в различных отделах пищеварительного тракта. Таким образом они избегают конкуренции за пищевые ресурсы, а также получают возможность вступать в симбионтные отношения, обмениваясь при этом метаболитами и сигнальными молекулами. Такое огромное число видов микроорганизмов не могло бы иначе сосуществовать на ограниченном пространстве, а привело бы к «конкурентному исключению». Микробиота каждого человека отличается от микробиоты другого индивидуума на родовом, видовом и штаммовом уровнях. Нормальная микробиота человека оказывает влияние практически на все жизненно важные процессы и функции организма. Клетки микробиоты по сравнению с клетками самого организма человека значительно более многочисленны. То есть человеческий организм и организм любого живого существа это надорганизм, система, которая по протяженности своей, сложности и многим другим параметрам мало отличается от космоса. Микроорганизмы в нашем ЖКТ живут в соответствии со своими предпочтениями, они имеют свои границы проживания, как бы государственные взаимоотношения, и если посмотреть на их расположение, то это похоже на политическую карту мира. Если кто-то попадает не на свое поле, его просто уничтожают. И если микроорганизмы начинают размножаться не на своем поле, то это предпосылка к развитию заболевания. Недавно учеными была предложена ось взаимодействия между кишечной микробиотой и мозгом. Коммуникация в данной оси происходит посредством нейрогуморальных и иммунно-эндокринных механизмов. Проще говоря, если есть проблема в кишечнике, значит, имеются и неврологические расстройства. Сейчас, наконец, доказано, что депрессия тоже имеет прямую связь с ЖКТ. И даже выделены микроорганизмы, которые снижают депрессию и успешно борются с ее проявлениями. Доказанным считается, что в результате дисбиозов развиваются: аутизм, депрессия, тревожные расстройства, астма, атопическая астма, ишемическая и гипертоническая болезни, заболевания периферических сосудов, заболевания кишечника, раковые заболевания, заболевания желчных путей и метаболические нарушения. Все соматические болезни, по большому счету, – это результат дисбиозов. Согласно данным исследований, уходящих к трудам 1907 г. первооткрывателя фагоцитарной теории иммунитета Ильи Мечникова, причины возникновения атеросклероза тоже следует искать в кишечнике. В 2013 г. официально было признано: атеросклероз – это результат дисбактериоза.

Оратор отметил, что о формировании и сохранении здоровой микробиоты стоит заботиться еще на этапе внутриутробного развития человека. Вот почему необходимо говорить о микробиоте матери и ребенка. Во-первых, крайне важно, каким путем появляется ребенок на свет: естественным или искусственным. Когда ребенок рождается естественным образом, он проходит через родовые пути, получая всю микробиоту матери. При извлечении ребенка путем кесарева сечения этот механизм нарушается, он не получает необходимой совокупности бактерий. Во-вторых, если ребенок находится на грудном вскармливании, то он также получает материнскую микробиоту вместе с этим ценнейшим продуктом, в т. ч. и бактерию бифидум. Конечно, очень многое ребенок получает при физическом контакте с матерью, потому что кожа человека тоже является носителем микрофлоры. Но основное – при прохождении через родовые пути и с материнским молоком. Отсюда следует, что любой дисбаланс в микробиоте женщины ухудшает самочувствие ребенка. Поэтому профилактику дисбактериоза следует начинать еще до рождения. Во время беременности стоит отказаться от неразрешенных к применению лекарств, особенно антибиотиков. «Очень важно рациональное питание, однако при нарушении микрофлоры далеко не все питательные вещества усваиваются в том объеме, какой необходим для закладки тканей, правильного формирования скелета и других систем эмбриона. По-этому желательно еще до беременности избавиться от хронических очагов инфекции, в том числе и в пищеварительной системе», – подчеркнул эксперт.

Б.А. Шендеров был полностью согласен со своим коллегой и говорил о том, что врачи и ученые должны полностью менять представления о микробиоте, и о том, что и как на нее воздействует. Он привел следующий пример:«Тело человека – это всего каких-то 200 видов тканей: кожа,волосы, ногти, а микробов, содержащихся в организме человека, – более 10 тысяч различных видов. Геном человека – 25 тысяч генов, геном микробов – более 10 миллионов генов». Необходимо понимать,что микрофлора человеческого тела имеет колоссальный объем информации, который ученым еще предстоит на- учиться использовать. Главная роль микроорганизмов, которые находятся в ЖКТ человека, – пищеварительная. Но что это значит с точки зрения современных представлений о метаболизме? Человек ежедневно нуждается не менее чем в 20 тысячах различных микронутриентов, это не только белки, жиры, углеводы и витамины, как принято считать, но и огромнейшее количество различных биологически активных соединений. При этом 80% населения получают всего около 20 видов различных типов пищевого сырья. Это 5–7 видов мяса и всего 15–20 видов растений. Человек выживает в таких условиях только потому, что микробиота, перерабатывая данный минимум, снабжает организм всем необходимым. Все жидкие среды и все, что нужно для поддержания гомеостаза, вырабатывается микробиотой. Результат ее деятельности – около 400–500 г. эндогенного сырья каждый день. За миллион лет совместной жизни микробы и человеческий организм научились отбирать необходимые пищевые нутриенты и«выдавать» макроорганизму только то, в чем он нуждается. Еще один наглядный пример избирательной функции микробиоты – отбор необходимых изотопов воды. Ведь вода – это 45 молекул, различных по изотопному составу. Человек нуждается в воде определенного изотопного состава, и отбором нужных изотопов также занимаются микроорганизмы.

Пищеварительная функция микроорганизмов исключительно важна. Если она нарушается, то организм лишается того необходимого набора микронутриентов, которые ему необходимы. Помимо пищеварительной функции микробиота выполняет роль синтеза всевозможных субстанций. Все ткани и все процессы в организме так или иначе связаны с работой микробиоты. К сожалению, в последнее время микробиота все больше разрушается. Мало того, что за 100–150 лет кардинально изменился пищевой рацион человека – за последние 50 лет под воздействием различных негативных факторов изменился и состав микробиоты. Среди факторов и агентов, вызывающих дисбаланс микробной экологии человека, Б.А. Шендеров назвал нарушение вертикального и горизонтального переноса микрофлоры у детей раннего возраста, искусственное питание младенцев; прием антибиотиков, антисептических, антигистаминных, противоопухолевых лекарственных средств, антидепрессантов. Голодание или, наоборот, диеты с повышенным содержанием сахаров, жиров или низким содержанием пищевых волокон также ставят микрофлору кишечника под удар, наравне с технологическими пищевыми добавками (к которым относятся эмульгаторы, карбометилцеллюлоза, полисорбат). Индустриальные загрязнители окружающей среды, пестициды, радиация, другие стрессовые ситуации (длительная биоизоляция, операционные вмешательства, инфекции и т. д.) – список причин дисбаланса микробной экологии человека можно продолжать бесконечно.

Обрисовав в общем и целом проблему, спикеры пере- шли к основополагающему вопросу дискуссии: чем и как можно помочь микробиоте сохранить свое постоянство в условиях постоянно меняющейся среды? Исследования, проведенные в последние годы, показывают положительную роль пробиотиков в комплексной терапии многих заболеваний ЖКТ, а также иных заболеваний, о которых говорилось выше. Но механизм действия пробиотиков на молекулярном уровне вызывает у специалистов все еще много вопросов. Сегодня происходит концептуальный пересмотр представлений о пробиотиках. На их смену при ходит новое поколение биотиков – метабиотики, важнейшей составляющей которых являются клеточные компоненты, метаболиты и сигнальные молекулы пробиотических культур.

Выступавшие коснулись темы классификации продуктов, применяемых для восстановления нормальной микрофлоры кишечника. Их можно подразделить на 3 основные группы: пробиотики, пребиотики, (синбиотики) и метабиотики (рис. 1). К пробиотикам относят средства, содержащие либо монокультуру микроорганизмов, либо их комбинацию (симбиотики). Пробиотики – это живые микроорганизмы, оказывающие при естественном способе введения благоприятное действие на физиологические функции, биохимические и поведенческие реакции организма через оптимизацию его микроэкологического статуса. В лечебных препаратах – пробиотиках и пищевых (пробиотических) продуктах, как правило, используются бифидобактерии, лактобациллы, лактококки, кишечная палочка, энтерококки, стрептококки, пропионибактерии, грибы-сахаромицеты. Но на сегодняшний день концепция применения пробиотиков как факторов длительной колонизации находит все меньше сторонников.

К пребиотикам следует отнести препараты или биологические активные добавки немикробного происхождения, которые не перевариваются в кишечнике, но способны оказывать позитивное действие на организм через стимуляцию роста и/или метаболической активности нормальной микрофлоры кишечника. Основными представителями этой группы препаратов являются: олиго- и полисахариды натурального происхождения (например, пищевые волокна злаковых, овощей, фруктов (в частности, инулин), трав (псиллиум); дисахариды искусственного происхождения (лактулоза), парааминобензойная кислота, лизоцим, кальция пантотенат.

Прежде чем говорить о метабиотиках, стоит отметить, что применение пробиотиков на протяжении более чем 50 лет показало: они являются безопасными и полезными, однако до сих пор не определено оптимальное количество бактерий, необходимое для получения пробиотического эффекта; не существует единого для всех пробиотиков механизма действия. Кроме того, положительный эффект от применения пробиотиков может быть кратковременным, отсутствовать или быть недостаточно определенным. Эти и другие аспекты данной проблемы заставляют исследователей посмотреть на нее под другим углом, а именно прийти к решению вопроса, используя новый класс продуктов – метабиотики.

Метабиотики – это препараты, содержащие продукты метаболизма или структурные компоненты пробиотических микроорганизмов. Б.А. Шендеров сформулировал определение данной группы веществ так: «Метабиотики являются структурными компонентами пробиотических микроорганизмов, и/или их метаболитов, и/или сигнальных молекул с определенной (известной) химической структурой, которые способны оптимизировать специфичные для организма-хозяина физиологические функции, регуляторные, метаболические и/или поведенческие реакции, связанные с деятельностью индогенной микробиоты организма-хозяина». Применение метабиотиков позволяет создать управляемый микробиоценоз кишечника, поскольку метаболические, сигнальные, транспортные и другие функции представителей эндогенной микробиоты имеют большее значение, чем количественное содержание в биотопе микроорганизмов тех или иных видов. В связи с этим Б.А. Шендеров заметил: «Я считаю, что правильный путь – это использование собственной микробиоты для каждого человека. В соответствующем возрасте, например в 4 года, нужно брать у каждого человека микробиоту и помещать ее, допустим, в жидкий азот. И при необходимости человек будет иметь возможность брать свою нормальную микробиоту и создавать нормальную микрофлору. Почему мы теперь с подозрением относимся к пробиотикам? Потому что пробиотики – это живые микроорганизмы, бактерии, которые есть в йогуртах и ряженке, должны быть не животного происхождения, а человеческого».

М.Д. Ардатская предложила рассмотреть обсуждаемую проблему с точки зрения пациента и врача, которому предстоит назначить необходимую терапию. Все чаще врачи сталкиваются с проблемой лечения дисбактериоза. По отраслевому стандарту дисбактериоз представляет собой клинико- лабораторный синдром, заключающийся в изменении количественного и качественного состава микрофлоры, с последующим развитием кишечных и имммунологических расстройств. Поэтому специалисты рассматривают нарушение микробиоценоза как вторичную патологию у людей состоявшихся, взрослых, и считают это не нозологией, а следствием какого-то имеющегося заболевания, которое очень часто врачами не распознается. У детей в большей степени виден вклад нормальной микрофлоры в становление организма, а измененной микробиоты – в развитие нарушений. И микробиота, и ее изменения прочно вошли в понимание развития патологии. Римский консенсус IV пересмотра постановил, что на все функциональные расстройства следует смотреть как на расстройства взаимодействия между ЖКТ и мозгом. Это та самая ось «мозг – ЖКТ», основными «китами» взаимодействия между которыми являются: расстройство моторики, нарушение чувствительности, повреждение слизи- стой, повреждение микробиоты ЖКТ и повреждение в процессах центральной нервной системы (ЦНС). Более того, микробиота – это и есть основной «кит», на котором формируются и базируются все остальные группы расстройств. Из всех пациентов с функциональными расстройствами наибольшую часть занимают пациенты врачей-гастроэнтерологов. Стоит только убедиться, насколько, например, распространен синдром раздраженного кишечника (СРК). Чаще всего СРК – это последствия кишечной инфекции. У клиницистов всегда возникает вопрос относительно ведения этих пациентов. Исходя из рекомендаций Римского консенсуса IV пересмотра, диарею следует лечить лоперамидом, диетой, в т. ч. безглютеновой, пробиотиками, причем теми, которые, к сожалению, в РФ не зарегистрированы, а также антибиотиками широкого спектра действия с минимальным эффектом воздействия на собственную микрофлору. Но никогда не стоит забывать, что это все равно антибиотики!

Для лечения абдоминальной боли используются миотропные спазмолитики и средства, которые воздействуют на психоэмоциональную сферу (ингибиторы обратного захвата серотонина или трициклические антидепрессанты). А другие препараты не зарегистрированы в РФ. Причем М.Д. Ардатская обратила внимание на эффективность спазмолитиков: она не превышает 50–60% в лечении данной когорты пациентов.

К чему стоит присмотреться внимательнее – к применению метабиотиков в лечении данной патологии. Ведь сегодня метабиотическая терапия обсуждается уже в рамках такого высокого сообщества, как Римский консенсус. В его рекомендациях – применение метабиотиков для снижения висцеральной гиперчувствительности: это начало метабиотической терапии.

Большие надежды возлагают специалисты на метабиотики в терапии антибиотико-ассоциированных диарей. Это крайне актуальная проблема на сегодняшний день. Данная патология имеет разную степень выраженности: от легкой формы течения до тяжелой формы псевдомембранозного колита. Постантибиотиковая диарея может длиться до месяца и даже до 3-х месяцев после отмены антибактериального препарата. Во время проведения антибактериальной терапии и после отмены антибиотика требуется профилактика развития этого грозного осложнения. Данная проблема особенно остро стоит в группе малолетних или, наоборот, пожилых пациентов, а также пациентов с сопутствующей патологией или имеющих многочисленные подобные эпизоды. В таких ситуациях врачу всегда приходится решать, что назначать: пробиотик, метабиотик, в какой дозе? Данные вопросы не решены на уровне четких, конкретных рекомендаций. А ведь это группы риска – они требуют обязательных стандартов профилактики осложнений антибиотико-ассоциированных диарей. Метабиотики, по мнению спикера, могли бы стать хорошим решением данной проблемы. И шаги в этом направлении уже делаются, причем на высоком международном уровне. Как класс метабиотики выделены в практических рекомендациях Всемирной гастроэнтерологической организации, в определениях Экспертного комитета ФАО и ВОЗ еще в 2008 г.

Говоря о преимуществах метабиотиков в сравнении с пробиотиками на основе живых организмов, Б.А. Шендеров отметил следующее: «Метабиотики имеют известную химическую структуру, четкие мишени приложения, их лучше дозировать, их безопасность лучше контролировать. Метабиотики лучше абсорбируются, метаболизируются, распределяются по организму, тканям и органам, а также быстрее и в большей степени элиминируются из организма». Среди наиболее известных, клинически используемых в России и мире метабиотиков, эксперт назвал в том числе и Бактистатин (смесь лизоцима, каталазы, полипептидов, пептидогликана, некоторых аминокислот, полисахаридов, изолированных из культуральной жидкости B. subtilus, сорбента цеолита и пребиотического компонента).

«Дисбаланс пищевой, дисбаланс со стороны систем нашего макроорганизма, дисбаланс флоры – это фактически замкнутый круг, – констатировала М.Д. Ардатская в своей заключительной речи. – Только через флору, через ее метаболиты мы можем активно вмешиваться в лечение разных патологий и проводить их профилактику. Восстановление флоры после кишечных инфекций, аллергия, псевдоаллергия, коррекция микрофлоры при синдроме раздраженного кишечника – при всех этих проблемах стоит сделать выбор в пользу метабиотиков и, в частности, в пользу Бактистатина».

Материалы выступлений записала и подготовила к печати к.м.н. О.И. Костюкевич (ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова», Москва)

Функциональные гастроинтестинальные расстройства в определении Римских критериев IV и некоторые лечебные подходы, зависящие от этого

О. Н. Минушкин, доктор медицинских наук, профессор
Т. Б. Топчий1, кандидат медицинских наук
ФГБУ ДПО ЦГМА УДП РФ, Москва

Резюме. Исследованы подходы к сочетанной терапии больных, страдавших хроническим панкреатитом, осложненным синдромом избыточного бактериального роста в тонкой кишке, развившимся на фоне внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы.

Ключевые слова: поджелудочная железа, хронический панкреатит, синдром избыточного бактериального роста.

Abstract. Approaches to combined therapy of patients who suffered from chronic pancreatitis, complicated by excessive bacterial growth syndrome in small intestine, developed against the background of pancreas exocrine insufficiency, were studied.

Keywords: pancreas, chronic pancreatitis, excessive bacterial growth syndrome.

Официальная презентация Римских критериев IV состоялась 22 мая 2016 г. на 52‑й Американской гастроэнтерологической неделе (г. Сан-Диего, США).

Согласно определению Римских критериев IV, функциональные расстройства желудочно-кишечного тракта(ЖКТ) представляют собой нарушение кишечно-мозгового взаимодействия. Это группа расстройств, классификация которых основана на клинических симптомах, связанных между собой в любых сочетаниях: нарушение моторики, висцеральная гиперчувствительность, иммунная дисфункция, изменение функции слизистой кишечника, изменение микрофлоры кишечника, нарушение работы центральной нервной системы.

В Римских критериях IV (2016) сформулирована парадигма патогенеза функциональных гастроинтестинальных расстройств (ФГИР) как следствие стрессового воздействия с нарушением связей по оси «мозг—кишечник», в том числе на уровне иммунной регуляции, регуляции чувствительности, кишечной флоры и других компонентов, входящих в определение в зависимости от ведущего (ведущих) в данной (конкретной) клинической ситуации.

Ось «головной мозг—кишечник» представляет собой двунаправленную разветвленную коммуникационную сеть (табл. 1), которая посредством нейроиммунно-эндокринных медиаторов осуществляет мониторинг и интеграцию функций ЖКТ, реализует связь эмоциональных и когнитивных центров с ЖКТ (в плане его функциональной активности), координирует местные адаптивные реакции к стрессовым факторам любого рода. В свою очередь висцеротопические афферентные воздействия воспринимаются головным мозгом и оказывают влияние на ощущения боли, настроение и поведение человека.

Таблица 1

Под контролем этой разнонаправленной оси протекают все основные процессы, происходящие в ЖКТ: моторика, секреция, активность размножения кишечной флоры, всасывание, миграция флоры, микроциркуляция, местная иммунная защита, пролиферация клеток. Патологическая (нарушенная) активность этой системы и нарушение функциональных связей между ее структурами составляют патофизиологическую основу ФГИР. В зависимости от ведущего патофизиологического механизма (механизмов) составляет основу фармакологического, диетического и других лечебных воздействий.

В определение ФГИР, данное Римскими критериями IV, добавили раздел «Интестинальное микроокружение и функциональные гастроинтестинальные расстройства», которые объединяют наши знания о микробиоме, еде, питании и которые важны не только для понимания процессов, происходящих в ЖКТ, но и для воздействия на эту компоненту ФГИР.

Микробиота ЖКТ представляет собой тесное биологическое сообщество, включающее примерно 1014 бактерий, массой более 1 кг, которое можно рассматривать как самостоятельный экстракорпоральный орган человека (микробиом), участвующий в метаболических, иммунологических, защитных и пищеварительных процессах и влияющий на состояние других органов и систем и в целом на здоровье человека.

Микробиота кишечника включает около 400 различающихся между собой типов бактерий, объединенных в три энтеротипа:

  • с преобладанием Bacteroides;
  • с преобладанием Prevotella;
  • с преобладанием Ruminococcus.

Большая часть микробиоты фиксирована к рецепторам слизистой, небольшая часть находится в свободном состоянии.

Микробиота ЖКТ очень важна в функциональном отношении. С ее участием синтезируются некоторые витамины (преимущественно группы В), метаболизируются желчные кислоты, происходит деградация ксенобиотиков, поддерживается энергетический гомеостаз, поддерживается местный и общий иммунный статус: трансформация лимфоцитов, активация противовоспалительных цитокинов, супрессия провоспалительных цитокинов, активируется продукция IgA, повышается толерантность слизистой к микробной агрессии и токсинам.

Кишечный микробиоценоз представляет собой высокоорганизованную экосистему, реагирующую качественными и количественными сдвигами на динамическое состояние организма человека в различных условиях жизнедеятельности. Он различен по своему составу в различных отделах ЖКТ. Так, в норме в проксимальных отделах тонкой кишки содержание бактерий не превышает 104–105 КОЕ в 1 мл аспирата. Содержание анаэробных бактерий в ЖКТ последовательно увеличивается по направлению к дистальному отделу. Нарушение баланса кишечной микробиоты, как количественное, так и качественное, может влиять на состояние ЖКТ. Одним из таких нарушений является синдром избыточного бактериального роста (СИБР) [2].

Микробиологическим критерием избыточного роста бактерий в тонкой кишке является наличие микроорганизмов (кишечная палочка и штаммы облигатных анаэробов: бактероидов, клостридий и иной), в концентрации более 105 КОЕ в 1 мл аспирата из тощей кишки [1].

Причин развития СИБР много, но если говорить о ФГИР, то следует отметить, что их развитию способствуют моторные расстройства ЖКТ, стаз кишечного содержимого, нарушение функции илеоцекального клапана, угнетение функциональной активности желудка и иммунных нарушений (лучевое воздействие, иммуносупрессивная терапия) [3–7].

Диагностика СИБР

Золотым стандартом диагностики СИБР является посев аспирата тонкой кишки, однако этот метод в исполнении имеет значительные издержки и в практической медицине не используется.

На сегодняшний день наиболее простыми и доступными и пригодными для практики являются водородные дыхательные тесты (ВДТ). Они позволяют высказать суждение о наличии СИБР по определению концентрации водорода в выдыхаемом воздухе.

В проведении ВДТ используется либо глюкоза, либо лактулоза, которая разлагается и утилизируется микробной флорой с образованием водорода, который всасывается в кровь и выделяется с выдыхаемым воздухом. При СИБР в тонкой кишке концентрация водорода возрастает, и по его уровню высказывается предположение о наличии СИБР и его выраженности.

Клинические проявления формируются местными (кишечными) симптомами и системными нарушениями, обусловленными транслокацией бактерий и их токсинов во внутренние среды организма (нарушением всасывания, иммунологическими расстройствами, потерей электролитов и др.). Так, при контаминации верхних отделов ЖКТ развивается клиническая картина дуоденита с дуоденальной гипертензией, затрудняющей пассаж секрета из печени, поджелудочной железы и расстройством пищеварения, реактивным мезаденитом, билиарными расстройствами. При контаминации нижних отделов тонкой кишки развивается вздутие живота, болезненность, снижается активность пищеварительных ферментов, возникает расстройство пищеварения, снижается масса тела.

Результаты собственных исследований

Мы оценили нарушение кишечного микробиоценоза вследствие избыточной колонизации кишечника у больных хроническим панкреатитом с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы: в лечение кроме ферментных препаратов включали препараты, устраняющие нарушение микробиоценоза кишечника (т. е. препараты про- и пребиотического ряда) [8, 9]. Предпочтение отдавали препаратам с пребиотическими свойствами, стимулирующими, в отличие от пробиотиков, изменение собственной микрофлоры, чтобы не вызывать лишней антигенной нагрузки [10].

В этом отношении преимущество имеют метабиотики — т. е. препараты, содержащие продукты метаболизма или структурные компоненты пробиотических микроорганизмов. Одним из известных представителей этой группы препаратов является комплексный метабиотик Бактистатин, который содержит продукты жизнедеятельности Bacillus subtilis (сенная палочка, грамположительная, спорообразующая аэробная бактерия), которая является антагонистом микроорганизмов: сальмонеллы, протея, стафилококков, стрептококков, дрожжевых грибков.

Она продуцирует несколько видов метаболитов: метаболиты с антибактериальной активностью против названных микроорганизмов; метаболиты с ферментной активностью, которые участвуют в пищеварении. Вторым компонентом Бактистатина является сорбит «цеолит», который, проявляя сорбционные свойства к соединениям с низкой молекулярной массой (метан, сероводород, аммиак и другие токсические вещества), уменьшает различные виды интоксикации. Третьим является гидролизат соевой муки — источник аминокислот и олигосахаров.

В целом препарат рассматривается как стимулятор роста и размножения собственной нормальной микрофлоры кишечника (в первую очередь «облигатной»). Настоящее исследование посвящено оценке эффективности Бактистатина у больных с СИБР тонкой кишки, развившимся на фоне внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы (ПЖ). Лечение носило сочетанный характер: применялись Бактистатин и Эрмиталь.

Материалы и методы исследования

Изучено 78 больных, страдавших хроническим панкреатитом. 48 из них имели недостаточность внешнесекреторной функции поджелудочной железы, установленную по изучению эластазы 1 в кале (31 — имели умеренную и 17 — тяжелую степень).

У 30 больных микробная флора была изучена проведением бактериологического исследования кала исходно и в динамике лечения, а также изучены короткоцепочечные жирные кислоты (КЖК) (С2-С6) в биосубстратах методом газожидкостного хроматографического анализа — также исходно и в динамике лечения.

Микробная флора тонкой кишки была изучена у 48 больных с целью установления СИБР дыхательным водородным тестом с лактулозой. Оценивались также клинические проявления, данные биохимического исследования, общий анализ крови, карболеновая проба — исходно и в динамике.

Больные были разделены на группы.

  • 1-ю группу составили 15 больных, которые получали Эрмиталь в адекватной дозе и Бактистатин.
  • 2-ю группу составили 15 больных, которые получали Эрмиталь (при тяжелой степени функциональной недостаточности ПЖ — 144 ЕД по липазной активности — 6 больных и 108 ЕД при умеренной недостаточности поджелудочной железы — 9 больных).
    В группах преобладали мужчины — 2:1, средний возраст больных составил 48 ± 3,07 года. Хронический алкогольный панкреатит имели 20 больных, билиарнозависимый — 6 и идиопатический — 4 человека. Группы были сопоставимы по полу, возрасту, этиологии и течению хронического панкреатита (ХП). Критериями оценки служили: динамика клиники, моторики кишечника (по карболеновой пробе), состояние дисбиоза.
  • 3-ю группу составили 16 больных ХП и СИБР, которые получали Бактистатин и Эрмиталь.
  • 4-ю группу составили 16 больных ХП и СИБР, которые получали Эрмиталь.
  • 5-ю группу составили 16 больных ХП, которые были подобраны из архива, не получали терапию изучаемыми препаратами, но имели исходно СИБР и были оценены в динамике.

Бактистатин (кроме больных 5 группы) больные получали в стабильной дозе 2 капсулы 2 раза в сутки, 21 день. Эрмиталь получали в дозе, зависящий от степени внешнесекреторной недостаточности ПЖ в постоянном режиме, 5-я группа — «контрольная» — исходно терапию не получала.

Статистическую обработку изучаемых показателей производили с помощью пакета программ статистического анализа Statistica 7.0 for Windows 7 и Microsoft Office 2010. Для определения значимости средних значений рассчитывались t-критерии Стьюдента. Для оценки достоверности различий применялся альтернативный двусторонний анализ Фишера и χ2 с поправкой Йетса для малых чисел. Различия считались значимыми при величине р < 0,05.

Таблицы 2-3

Результаты исследования

1-я и 2-я группы, всего 30 больных (по 15 в каждой группе). По бактериологическому исследованию установлен дисбактериоз I–II ст. Кроме того, изучены метаболиты (по КЖК) кишечной микрофлоры. Исходные данные и результаты лечения представлены в табл. 2, 3.

Из представленных таблиц видно, что лечение было эффективным: основная симптоматика была купирована к 7–11 дням с четкой тенденцией восстановления моторики (укорочение времени транзита при запоре и удлинение при диарее); по данным КЖК — отмечена четкая тенденция к восстановлению дисбиоза, более того, и с нормализацией профиля КЖК у больных, получавших комбинированную терапию (Эрмиталь + Бактистатин). По мере восстановления эубиоза у больных с умеренной ферментативной недостаточностью удалось уменьшить дозу Эрмиталя, что сопровождалось повышением уровня фекальной эластазы 1.

Общее заключение по этому разделу исследования сводится к следующему:

  1. Бактистатин эффективно влияет на восстановление микробиоценоза кишечника у больных с внешнесекреторной недостаточностью ПЖ (при сочетанном лечении с ферментными препаратами).
  2. Сочетанная терапия (Бактистатин и Эрмиталь) позволяет уменьшить дозу ферментных препаратов. Это подтверждается повышением уровня эластазы кала, восстановлением моторики и купированием клинических проявлений.

Таблица 4

Таблица 5

3-я группа — 16 больных хроническим панкреатитом с развившимся СИБР.

Преобладали мужчины — 10/6, средний возраст составил 46 ± 4,03 года, продолжительность заболевания — 8 лет, у мужчин преобладала алкогольная форма — 9, у женщин билиарнозависимый панкреатит — 5; 2 больных имели идиопатическую форму.

Продолжительность лечения составила 3 недели, получали Бактистатин (2 капсулы 2 раза в день в сутки), Эрмиталь 72 тыс ЕД (в качестве препарата, участвующего в формировании функционального покоя ПЖ, восстанавливающего внутрибрюшное давление и пассаж секрета по протокам ПЖ).

4-я группа — 16 больных хроническим панкреатитом в стадии ремиссии, но с наличием СИБР, который и формировал клинические проявления: быстрое насыщение, тяжесть после еды, неустойчивый стул (с преобладанием запоров).

Возраст больных 48 ± 7 лет, преобладали мужчины — 11/5 и алкогольные и билиарнозависимые формы — 10/4, продолжительность болезни — 8 лет. СИБР имел умеренную форму выраженности.

Больные получали Эрмиталь в суточной дозе 72 ЕД по липазе. Продолжительность лечения составила 21 день.

5-я группа (контрольная), 16 больных ХП, которые были набраны из архива. В качестве критерия отбора был СИБР умеренной и легкой выраженности. Лечение по этому поводу, до отбора больных, не предпринималось. Больные были оценены в динамике с разницей в сроках обследования — 21 день. Так как больные находились в стадии ремиссии, то фармакотерапию по поводу ХП не получали.

Почему хронический панкреатит сопровождается развитием СИБР? Этому способсвуют два обстоятельства. Во‑первых, в период обострений развивается та или иная степень ферментной недостаточности. Во‑вторых, в лечении ХП используются блокаторы желудочной секреции, которые снимают кислотный барьер желудка, открывая доступ в нижележащие отделы микрофлоре из ротоглотки, желудка и дыхательных путей.

Состав микрофлоры, которая мигрирует в двенадцатиперстную кишку, представлен в табл. 4 и 5.

Этот спектр не противоречит влиянию — ферментному и антимикробному — Бактистатина.

В результате проведенного лечения у пациентов 3-й группы, получавших Бактистатин и Эрмиталь, на 7–10 день боли были полностью, либо в основном купированы. Клиническая симптоматика: восстановился стул, либо значительно уредился с тенденцией к оформлению, удлинилось время транзита у больных с наклонностью к диарее и уменьшилось время транзита у больных с преобладанием запоров (9–26 часов, 48–16 часов).

СИБР был купирован у 87% больных. В 4-й группе больных, получавших только Эрмиталь, клиническая симптоматика формировалась за счет нарушенного микробного спектра, который приводил к дуоденостазу, нарушению пассажа желчи и панкреатического секрета. Купирование симптоматики происходило в более отдаленные сроки — 14–15 дней. У части больных симптоматика уменьшилась, но полностью не купирована, максимально уменьшилась кишечная диспепсия (вздутие, урчание, частота стула). СИБР был купирован у 50% больных; у 25% уменьшилась интенсивность симптомов и у 25% больных — сохранился в исходной степени.

Больные 5-й контрольной группы, которые не получали никакой фармакотерапии, сохранили СИБР в исходном состоянии.

Таким образом, у больных, страдающих хроническим панкреатитом, развивается СИБР, в возникновении которого участвуют два патогенетических фактора:

  1. Использование блокаторов желудочной секреции в период обострения.
  2. Преходящее нарушение функциональной активности ПЖ (ферментная недостаточность) — развивающееся в период обострения ХП.

Развитие СИБР у больных ХП сопровождается клиническими проявлениями (усугубление основной клиники, более медленное ее купирование или появление клинических проявлений в виде желудочной и/или кишечной диспепсии).

Использование в лечении нарушенного микробиоценоза Бактистатина в сочетании с ферментными препаратами (Эрмиталь) приводит к восстановлению микробиоценоза у 87% больных, только ферментная терапия купирует СИБР у 50% больных. Отсутствие лекарственного воздействия сохраняет СИБР, ведет к его прогрессированию и способствует обострению хронического панкреатита.

Из представленных данных можно сделать следующее заключение:

  1. Бактистатин эффективно влияет на восстановление микробиоценоза толстой кишки у больных с внешнесекреторной недостаточностью поджелудочной железы.
  2. Сочетанное применение Бактистатина и Эрмиталя позволяет уменьшить дозу ферментных препаратов. Это сопровождается восстановлением микробиоценоза, моторики и ускоряет купирование кишечных проявлений.
  3. Ферментные препараты (Эрмиталь) эффективно купируют СИБР у 50% больных хроническим панкреатитом.
  4. Сочетанная терапия (Бактистатин + Эрмиталь) устраняет СИБР у 87% больных хроническим панкреатитом, что сопровождается купированием клиники, восстановлением моторики и укорачивает период активного лечения.

Литература
1. Ардатская М. Д., Минушкин О. Н. Синдром избыточного бактериального роста: определение, современные подходы к диагностике и лечебной коррекции // Consillium medicum. 2012, № 2, с. 45–49.
2. Miazda A., Osinki M., Cichy W., Zaba R. Current views on the ethiopathogenesis, clinical, manifestation, diagnostics, treatment and correlation with other nosological entities of SIBO // Advences in Medical Sciences. 2015, March. Vol. 60, issue 1. P. 118–124.
3. Sachdev A. H., Pimentel M. Gastrointestinal Bacterial Overgrowth Pathogenesis and clinical significance // Ther. Adv. Chron Dis. 2013. Sep. Vol. 4, № 5. P. 223–231.
4. Quigley E. M. Small Intenstinal Bacterial Overgrowth: What it is and what it is not // Current Opinion in Gastroenterology. 2014, Mar. Vol. 30, № 2. P. 141–146.
5. Compare D. et al. Effect of long-term PPI treatment on producing bowel symptoms and SIBO // Eur. J. Clin. Invest. 2011, Apr. Vol. 41, № 4. P. 380–386.
6. Логинов В. А., Минушкин О. Н. Синдром избыточного бактериального роста у больных гастроэзофагеальной рефлюксной болезнью, длительно принимающих ингибиторы протонной помпы // Кремлевская медицина. Клинический вестник. 2014; 2: 30–33.
7. Минушкин О. Н., Кручинина М. А. Синдром избыточного бактериального роста у больных дивертикулярной болезнью толстой кишки // Кремлевская медицина. Клинический вестник. 2014; 1: 99–104.
8. Madseu J. et al. Bile acid malabsorbcion or disturled intestinal permeability in patients treated with enzyme substitution for exocrine pancreatic insulfcieacy is not caused by bacterial overgrowth // J Pancreas. 2003, vol. 65. P. 175–179.
9. Старостин Б. Д. Комбинированная терапия хронического панкреатита (двойное, слепое, плацебо-контролируемое пилотное исследование) // Эксперементальная и клиническая гастроэнтерология. 2003, № 3, с. 58–65.
10. Маев И. В., Кучерявый Ю. А. Заместительная ферментная терапия при панкреатической недостаточности // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии // 2005, № 5.

Метабиотики как естественное развитие пробиотической концепции

М.Д.Ардатская1, Л.Г.Столярова2,
Е.В.Архипова, О.Ю.Филимонова

1 Учебно-научный медицинский центр Управления делами Президента РФ, Москва
2 Российская медицинская академия последипломного образования, Москва

Поддержание функциональной активности микрофлоры, постоянства кишечного гомеостаза является прерогативой нормального физиологического состояния организма. В последние годы выделяется группа метабиотиков, содержащих продукты метаболизма или структурные компоненты пробиотических микроорганизмов. Применение метабиотиков позволяет создать управляемый микробиоценоз кишечника. Метабиотики характеризуются высокой биодоступностью, не вступают в конфликт с собственной микробиотой, начинают работать, как только попадаю в ЖКТ.

Ключевые слова: микробиота человека, метабиотики, пробиотики, Бактистатин.

Введение

Микрофлора ЖКТ человека представляет собой экосистему, метаболические функции и колонизационная резистентность которой, имеют жизненно-важное значение для благополучия хозяина и производства жизненно важных метаболитов, а также профилактики инфекций [1].

Микроорганизмы, расселяясь по различным отделам пищеварительного тракта, занимают экологические ниши, которые больше соответствуют их питательным потребностям. Это позволяет им избежать конкуренции за пищевые ресурсы или свести ее к минимуму, а также вступать в симбионтные отношения, обмениваясь метаболитами и сигнальными молекулами. В противном случае, сосуществование огромного числа видов микроорганизмов в сравнительно ограниченном пространстве вряд ли было бы возможным и фактически произошло бы то, что экологи называют «конкурентным исключением» [2].

Микробиота человека имеет индивидуальный характер как на родовом, видовом, так и на штаммовом уровнях.

Нормальная микробиота человека оказывает влияние практически на все жизненно важные процессы и функции организма. Функции микробиоты осуществляются путем внутриклеточных (фагоцитоз, эндоцитоз и др.); дистанционных («сигнальные молекулы») и контактных взаимодействий [3].

При внутриклеточных взаимодействиях достигается эффект обмена клеточным материалом. В результате этого микробиота приобретает рецепторы и другие антигены, присущие «хозяину» и делающие ее «своей» для иммунной системы макроорганизма. Эпителиальные клетки в результате такого обмена приобретают бактериальные антигены.

Некоторые метаболиты и компоненты клеток микробиоты играют роль регуляторов, медиаторов и т.д. («сигнальные молекулы»). К ним относятся:

  • Γ-аминомасляная кислота, гистамин, тирамин, серотонин, путрессин, агматин, кадаверин, глутамин, глутаминовая кислота, холин, алкилхолины, фосфорилхолин, цАМФ, цГМФ, короткоцепочечные жирные кислоты1.
  • Стероиды, деконъюгированные и подвергшиеся вторичному бактериальному метаболизму производные желчных кислот.
  • N-ацетилгексапептиды, пептиды, подобные нейротензину, соматостатину, кальцитонину.
  • Инсулиноподобные белки, белки, подобные гонадотропным гормонам и пролактину.
  • Бактериоцины, микроцины.
  • Токсины.
  • Нуклеиновые кислоты, прежде всего ДНК бактериальных хромосом, перемещающиеся элементы (транспозоны), плазмиды.

Именно эти «сигнальные молекулы» обеспечивают дистанционные взаимодействия между микрофлорой и макроорганизмом.

На поверхности эпителия (контактные взаимодействия) активный анализ нормальной микрофлоры, патогенных бактерий и др. антигенов осуществляют иммуночувствительные клетки разных типов. Энтероциты, представляют эфферентные датчики «сигналов опасности» в микросреде, которые секретируя дефенсины, IgA, хемо- и цитокины, регулируют неспецифическую резистентность и специфические иммунные ответы.

Таким образом, поддержание функциональной активности микрофлоры, постоянства кишечного гомеостаза является прерогативой нормального физиологического состояния организма.

Большое количество исследований, опубликованных в последние годы, демонстрирует положительную роль пробиотиков в комплексной терапии многих заболеваний ЖКТ, а также заболеваний, не связанных напрямую с органами пищеварения. Тем не менее, молекулярные механизмы, лежащие в основе эффекта пробиотиков, в значительной степени неизвестны и плохо изучены. В настоящее время по- прежнему не сложилось единой и четкой классификации средств, применяемых для коррекции дисбиоза кишечника, происходит концептуальный пересмотр представлений о пробиотиках. На их смену приходит концепция метабиотиков, важнейшей составляющей которых являются клеточные компоненты, метаболиты и сигнальные молекулы пробиотических культур.

Понимание того, как пробиотики оказывают положительные эффекты, имеет решающее значение для установления определенных критериев отбора для дальнейших стратегий в конкретных клинических условиях.

БАД, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ

Имеются противопоказания

1 На основании анализа состава продуктов сегмента. Информация по составу продуктов взята с официального сайта - Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека - Роспотребнадзор, май 2018, http://www.rospotrebnadzor.ru. Раздел Реестр свидетельств о государственной регистрации http://fp.crc.ru

2 Е.В. Воробейчиков, М.Ю. Волков, А.Ж. Василенко «Пути повышения эффективности схем экстренной профилактики и лечения инфекционных заболеваний» / Антибиотики и химиотерапия, 2006, 51; 3-4
Е.В. Воробейчиков, А.В. Степанов, М.Ю. Волков, А.Ж. Василенко «Иммунотропные эффекты пробиотического комплекса Бактистатин на фоне применения антибиотиков» / Антибиотики и химиотерапия, 2008, 53; 1

3 Е.Ю.Бонитенко. «ИЗУЧЕНИЕ СОРБЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ ЦЕОЛИТА ХОЛИНСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ». Отчет (ФГБУН ИТ ФМБА России) № 24/12-13 от 13.03.13

4 Б.А.Шендеров «Метабиотики: новая идея или естественное развитие пробиотической концепции», Microbial Ecology in Health & Disease 2013, 24: 20399 - http://dx.doi.org/10.3402/mehd.v24i0.20399

5 Ардатская М.Д. Пробиотики, пребиотики и метабиотики в коррекции микроэкологических нарушений кишечника // Медицинский Совет, 2015, №13. С.94-99
Шендеров Б.А. «Метабиотики – новая технология профилактики заболеваний, связанных с микроэкологическим дисбалансом человека». Вестник восстановительной медицины №4, 2017

6 Ардатская М.Д.1, Столярова Л.Г. 2, Архипова Е.В., Филимонова О.Ю. Метабиотики как естественное развитие пробиотической концепции// Трудный пациент, Октябрь, 2017, №7
Е.В. Воробейчиков, М.Ю. Волков, А.Ж. Василенко «Пути повышения эффективности схем экстренной профилактики и лечения инфекционных заболеваний» / Антибиотики и химиотерапия, 2006, 51; 3-4
Е.В. Воробейчиков, А.В. Степанов, М.Ю. Волков, А.Ж. Василенко «Иммунотропные эффекты пробиотического комплекса Бактистатин на фоне применения антибиотиков» / Антибиотики и химиотерапия, 2008, 53; 1
Экспертное заключение НИИ Института Питания РАМН №72/Э-2286/б-04г от 29.07.2004

Метаболиты Bacillus subtilis2
  • Способствуют нейтрализации патогенной и условно патогенной микрофлоры
  • Оказывают антирадикальный эффект
  • Способствуют полноценному пищеварению
  • Обладают иммуномодулирующими свойствами
  • Способствуют росту и поддержанию жизнедеятельности собственной микрофлоры кишечника
Природный сорбент цеолит3
  • Помогает очищению организма от токсинов
  • Способствует восстановлению кислотности и моторики кишечника
  • Способствует пищеварению
  • Не повреждает стенку кишечника (имеет овальную форму кристалла)
  • Природный сорбент цеолит - Холинского месторождения, с неизменяющейся структурой каркаса.
Пребиотический компонент - гидролизат соевой муки*
  • Способствует росту и поддержанию жизнедеятельности собственной микрофлоры кишечника
  • Является дополнительным источником витаминов, микроэлементов и аминокислот